Обзор Европейского искусства первой половины 19 века

Бертель Торвальдсен (1768 или 1770—1844)

Бертель Торвальдсен. Ясон. 1802—1803 гг. Музей Торвальдсена, Копенгаген.

 

Датский скульптор Бертель (Альберт) Торвальдсен родился в Копенгагене в семье резчика по дереву, исландца по происхождению. С одиннадцати лет он обучался в датской Академии художеств. В 1793 г. молодой скульптор был отмечен Большой золотой медалью, что дало ему право на заграничную стажировку. Однако материальные трудности заставили отложить отъезд.

В 1797 г. Торвальдсен прибыл в Рим. Встреча молодого скульптора с Вечным городом омрачилась тем, что большинство прославленных древностей из римских коллекций были тогда вывезены французами. Однако датский мастер и без классических образцов сумел почувствовать величие античной пластики В этом убеждает статуя Ясона с золотым руном (1802—1803 гг.). Ясон — в древнегреческой мифологии предводитель воинов, отправившихся на корабле «Арго» за золотым руном в Колхиду (на побережье Чёрного моря). Чуждый зависти Антонио Канова, увидев эту скульптуру, назвал её началом «нового, грандиозного стиля». [an error occurred while processing this directive]

БертельТорвальдсен. Джордж Гордон Байрон. 1831 г. Кембридж.

 

Начиная с 20-х гг. XIX в. Торвальдсена знала уже вся Европа. Ему наперебой заказывали памятники для разных городов. Статуи астронома Николая Коперника для Кракова в Польше (1822 г.), изобретателя книгопечатания Иоганна Гуттенберга для Майнца в Германии (1833 г.), поэта Джорджа Гордона Байрона для Кембриджа в Англии (1831 г.) своим традиционным решением и обилием второстепенных деталей похожи на другие европейские памятники тех лет. Исключение составляет «Раненый лев» (1820—1821 гг.) в Люцерне (Швейцария) - памятник швейцарским гвардейцам короля Людовика XVI, погибшим во время Великой Французской революции. Это пещера в дикой скале, отделённая от зрителя небольшим водоёмом; в ней лежит израненный лев. Образ страдающего, слабеющего, но ещё чуткого и стойкого зверя удивителен по силе.

В 1838 г. Торвальдсен вернулся в Копенгаген и возглавил там Академию художеств. Скульптор завещал родине большую часть своего наследия, которая легла в основу его мемориального музея.

Бертель Торвальдсен. Раненый лев. 1820—1821 гг. Люцерна.

Бертель Торвальдсен. Меркурий. 1818 г. Музей Торвальдсена, Копенгаген.

 

Композиция «Ганимед, кормящий Зевсова орла» (1817г.) выполнена с непревзойдённым изяществом и естественностью. Грациозное тело юноши и могучая фигура птицы объединены в симметричную, но свободную группу. Ганимед — в древнегреческой мифологии прекрасный юноша, взятый Зевсом на Олимп, где он прислуживал богам на пирах.

Торвальдсен ловко обыгрывал контрасты и всегда добивался гармоничной целостности образа. Его резец передаёт зыбкие состояния перехода от покоя к движению с удивительным правдоподобием. Такова фигура бога Меркурия (1818 г.), который, усыпив великана Аргуса игрой на свирели, всё ещё держит её наготове, а свободной собирается поднять меч, чтобы сразить врага.

В 1819 г. Торвальдсен посетил Копенгаген, получив заказ на украшение церкви Богоматери (1811 — 1829 гг.), построенной в неоклассицистическом стиле. Скульптор украсил фронтон главного входа храма фигурой проповедующего Иоанна Крестителя ((Предтеча) — в христианской традиции провозвестник прихода Мессии — посредника между Богом и людьми. Спасителя человечества. Иоанн Креститель узнал Мессию в Иисусе Христе, пришедшем к нему принять крещение на реку Иордан в Палестине), паперть — рельефом «Вход в Иерусалим», интерьер — статуями апостолов, алтарь - колоссальной фигурой Христа и рельефом «Шествие на Голгофу». Для статуи Христа Торвальдсен выполнил шесть подготовительных вариантов, стремясь найти образ, гармонично соединяющий величавую героику Зевса работы древнегреческих скульпторов с ясной и глубокой духовной силой Спасителя.

Бертель Торвальдсен. Венера с яблоком. Фрагмент. 1813—1816гг. Музей Торвальдсена, Копенгаген.

 

Первые годы XIX в. стали для Торвальдсена порой творческого расцвета; он работал в Риме (в 1808 г. его приняли в Академию Святого Луки) и Неаполе. В 1811 г. по случаю приезда Наполеона он выполнил для Квиринальского дворца в Риме рельеф «Вступление Александра Македонского в Вавилон». Две многофигурные процессии — греческое войско и приветствующие его жители встречаются в центре композиции; между ними находится аллегорическая фигура Мира.

Особенность образов Торвальдсена — их самодостаточность: они словно живут сами по себе, не нуждаясь в зрителе. Такова «Венера с яблоком» (1813—1816 гг.). Тихая, целомудренная, удивлённо глядящая на доставшийся ей плод, она особенно выигрывает при сравнении с надменной и холодной Венерой — Паолиной Богезе Каноны.

Программа храмостроения в «византийском стиле» особенно последовательно осуществлялась в западных губерниях (Рига, Ревель, Вильна, Полоцк, Лодзь, Калиш, Кельцы, Ковно и другие города). Соборные храмы возводились в областях Казачьих войск – Оренбургской, Донской, Кубанской и других, представляя своеобразную «программу» храмостроения, отражавшую довольно «консервативные» взгляды казачества. Стилистическая и композиционная родственность храмов, построенных по проектам А.А.Ященко, создавала единый характер главных соборов казачьих областей в Оренбурге, Новочеркасске, Ростове-на-Дону и Царицыне.

Одной из наиболее важных считалась «программа» строительства на Великом Сибирском пути, связанная с освоением прилегающих населенных мест, и включавшая возведение общественных и жилых зданий, храмов и школ. «В Сибири православно-русское направление царствования Александра III нашло наилучшее себе выражение в широком и разумном покровительстве правительства нашей духовной миссии и особенно храмоздательству. <…> Новоучрежденному комитету сибирской железной дороги поручено было Императором Александром III обратить специальное внимание на устройство церквей и школ вдоль Сибирской дороги» (Ф. Титов). «Византийский стиль» получил широчайшее распространение в храмостроении Военного ведомства (соборы в Ковно, Манглисе, Фергане, Асхабаде и т.д.). Императоры покровительствовали монастырскому строительству (ансамбли Н.Н.Никонова, Г.И.Карпова, Б.А.Савицкого), возведению заводских храмов (П.В.Алиш под Петербургом, С.С.Козлов на Урале в Лысьве, Висиме, Нижне-Саладинском заводе).

В период правления Александра III «византийский стиль» утратил статус «официального», и более широко стал применяться в частном строительстве - в богоугодных заведениях, усыпальницах (Елисеевых, Первушиных, Губониных) и усадьбах.

2.10. Заказ Александра III и новая концепция императорского монумента. Проектирование и возведение императорских монументов составляло важнейшую часть художественного процесса, которая, следуя еще античной традиции, в значительной мере зависела от государственного заказа. Об общеевропейском характере этого явления свидетельствовала установка памятников королям и императорам в Германии, Италии и Австро-Венгрии. Монументальная скульптура в значительной мере обязана своим расцветом императору Александру III. Он обладал сложившимися представлениями об образе российского монарха, оказавшими большое влияние на развитие скульптуры. Главное внимание уделялось образному осмыслению личности императора, от чего зависело художественное решение. Всегда вводились атрибуты власти, такие как корона, скипетр, мантия. Большое значение уделялось жестам руки, повороту головы и корпуса. Царь предпочитал видеть монарха, как в храме, с непокрытой головой, а царицу в короне. Вместо динамики предполагалось величественное, державное спокойствие. Исключались конные изображения, аллегорические группы, перегруженные фигурами барельефы. «Просто и священно» - слова императора относились к памятникам, сооружавшимся в его эпоху и позднее, в начале ХХ столетия.

Под конструкцией в общем случае понимался некий рационалистически обоснованный принцип композиционной организации произведения, в котором на первое место выдвигалась функциональность. Однако единства в понимании термина у них не было. В конструктивизме существовало два основных направления: отвлеченный конструктивизм, близкий к геометрическому абстракционизму, не преследовавший утилитарных целей, но занятый исключительно художественными задачами (развитие идущих от кубизма тенденций поиска конструктивных законов формы, пространства, внутренней архитектоники предмета и т.п.) и "производственно-проектный", направленный на художественное конструирование предметов утилитарного назначения и блоков среды обитания человека.

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия