Оскар Рабин. Паспорт. 1972 г. Коллекция Верни, Париж.

Оскар Рабин. Паспорт. 1972 г. Коллекция Верни, Париж.

«Лианозовская группа»

«Лианозовская группа», сложившаяся в середине 50-х и просуществовавшая до конца 80-х гг., включала поэтов, музыкантов, живописцев, которые собирались на квартире художника Евгения Леонидовича Кропивницкого (1893—1979) в подмосковном посёлке Лианозово. Показы картин были одним из поводов для встреч московской интеллигенции, а поэзия, как наиболее «свободная» область литературы, стала своеобразной программой этого кружка.

Евгений Кропивницкий окончил Строгановское училище в 1911 г., прошёл через многие художественные эксперименты первых десятилетий XX в. Его произведения в духе немецкого экспрессионизма, например «Изгнание из рая» (1957 г.), и абстрактные графические «Композиции» начала 60-х гг., всегда несли на себе оттенок иллюстративности, несмотря на то что художник стремился избегать прямой повествовательности, этого непременного требования соцреализма.
Сын Е. Кропивницкого Лев Евгеньевич Кропивницкий (1922—1994) и Владимир Николаевич Немухин (родился в 1925 г.) использовали в своём творчестве приёмы абстрактного экспрессионизма. Кроме того, Лев Кропивницкий иллюстрировал книги, а также создавал графические работы, навеянные впечатлениями от литературных произведений: «Чудовища. По мотивам В. Я. Брюсова» (1975 г.), «Сто лет одиночества. По мотивам романа Г. Г. Маркеса» (1980 г.). Одна из «примет», по которым легко узнать стиль Немухина, — это всячески обыгрываемый мотив игральных карт, которые художник изображал или наклеивал на свои холсты. [an error occurred while processing this directive]

Оскар Яковлевич Рабин (родился в 1928 г.) стал одним из организаторов печально знаменитой «Бульдозерной выставки» художников-«нонконформстов». Его картина «Паспорт» (1972 г.), возможно, лучше всего выразила драму советской жизни. На фоне унылого пейзажа художник изобразил свой паспорт как символ несвободы, контроля советского государства над личностью.
С горькой иронией наряду с датой и местом рождения он указал в документе дату и место смерти. В 1978 г. Рабин был лишён советского гражданства и эмигрировал во Францию, где и живёт в настоящее время.

Трещины на керамической плитке на станции парижского метро, напоминаю¬щие о каких-то воображаемых таинствен¬ных пейзажах, вдохновили Вазарели на создание произведений данверского пери¬ода. Кажется, что цветовые плоскости в этих работах образуют слои пространст¬ва, непонятно как связанные между собой.

Взаимообмен между формой и фоном, который заставляет глаз непре¬станно двигаться, легло в основу самой обширной и разнообразной группы произведений Вазарели тех лет - группы «периода Горд-Кристаль» В 1940-е годы Вазарели купил старый фермерский дом в окрестностях Горда, местечка в горах на юге Франции. Это место, с его средневековой атмосферой, заинт¬риговало мастера, а сложность и причудливость построенных вплотную друг другу на скалах домов, издали напоминавших «многочисленные парящие формы», Вазарели сразу же попробовал отразить в своих рисун¬ках. В работе Этюд для Горда одна линия соединяет формы крыш, сте¬ны и пустое небо за ними, создавая плоскости, что могут быть прочитаны и как формы, и как фон. Чтобы передать кубические очертания города, Вазаре¬ли стремился к «перспективе одновременно вертикальной и многомерной». Решение он нашел в архитектурно точной и в то же время амбивалентной композиционной аксонометрической структуре, которая станет для него од¬ним из основных средств изображения пространства.

Куб в аксонометрической проекции состоит из квадратных плоскостей равного размера, чьи углы соединяются при помощи параллельных линий. Тут нет линий, стремящихся к соединению в одной точке, как в пер¬спективных штудиях эпохи Ренессанса, где объект изображается с одной позиции. Тело в аксонометрической проекции сопротивляется фиксации в качестве однозначной формы. Это фигура, обладающая способностью к ин¬версии: в один момент она уходит в плоскость, а в следующий - выступает как объем. Аксонометрические проекции входили еще в репертуар штудий мастера в «Мухели», использовал Вазарели их и в своей графике, в 1930-е годы с их помощью он конструировал воображаемое пространство на двух¬мерной плоскости. И все же, как и раньше, именно реальное зрительное впечатление стало ключевым стимулом для произведений Вазарели. Как он вспоминал, в толстых стенах первого этажа его дома в Горде было небольшое окно, известное в этих краях как «фенестрон». В ширину всего лишь 30 сантиметров при глубине в 60 сантиметров, это окно превращалось в куб, форма которого менялась в зависимости от освещения. «Так что это был аксонометрический куб, - вспоминал Вазарели. - Он двигался, он вибрировал, он красноречиво обращался ко мне, и в то же время это был простейший феномен, какой себе можно только представить. Если же я оказывался снаружи, с другой стороны, то мой куб обретал непроницаемую глубину... я смог осознать его дуализм - в черном и белом, позитиве и негативе. Этот дуализм черного и белого непрестанно занимал меня и привел меня позднее к кинетическим объектам».

Архитектор Лоренцо Бернини. - папам. Папа Урбан 8 и Бернини. Их имена часто появляются вместе, потому что папа и архитектора связывали долгие и исключительные отношения, а также важность общего дела. В первом официальном заказе - балдахине собора Святого Петра - Бернини не разочаровал заказчика, превратив пространство церкви в высокое театрализованное место и исполнив акт художественного синкретизма, который удивил и увлек зрителя. В этой работе Берниним показал свои исключительные художественные качества: изобразительность, техническое мастерство во владении широким спектром материалов, свое неутомимое воображение и глубокое знание исторических источников, геометрии и перспективы.

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия